Дата: 2008-02-28 19:01
Клеточная терапия дислипидемий и атеросклероза (аналитический обзор)
А.В. Берсенев., Крашенниников М.Е., Онищенко Н.А.

Cell therapy of dislipidemia and atherosclerosis. The paper reviews about cell transplantation as an alternative method of pathogenetic treatment of dislipidemia and atherosclerosis. At experimental modeling of atherosclerosis it was found out the possibility to decrease serum lipid concentration and to reduce aorta lipid infiltration by transplantation of donor hepatocytes, gene-modified hepatocytes and bone marrow cells. The first clinical results or human fetal hepatic cell transplantation for treatment of ischemic heart disease and gene-modified hepatocytes for treatment of familia hypercholesterolemia are presented.

Обзорная статья о клеточной трансплантации как альтернативном методе патогенетического лечения дислипидемий и атеросклероза. На экспериментальных моделях атеросклероза была показана возможность снижения концентрации липидов сыворотки и редукции жировой инфильтрации аорты при трансплантации донорских гепатоцитов, ген-модифицированных гепатоцитов и клеток костного мозга. Представлены первые клинические результаты трансплантации фетальных клеток печени человека для лечения ишемической болезни сердца и ген-модифицированных гепатоцитов для лечения семейной гиперхолестеролемии.

Абстракт
Введение
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.
3. Трансплантация клеток костного мозга.
Заключение.
Литература
Введение

Облитерирующий атеросклероз артерий на фоне дислипидемий (ДЛЕ) – является одной из наиболее частых причин временной нетрудоспособности, инвалидизации и гибели больных. По данным ВОЗ такие осложнения атеросклероза как ишемическая болезнь сердца (ИБС), головного мозга и других органов на протяжении многих десятков лет уверенно лидируют среди других нозологических причин в структуре смертности населения во всём мире. Эта ситуация сохраняется несмотря на совершенствование терапевтических (медикаментозных) [14,24] и эфферентных [30] методов лечения, используемых, в основном, для повышения клиренса холестерола (ХС) и атерогенных липопротеидов (ЛП), а также применение инвазивных хирургических методов, которые локально воздействуют на поражённый орган [24]. В последние годы для повышения эффективности лечения ДЛЕ и атеросклероза началось изучение возможностей нового метода – метода клеточной терапии, действие которого направлено на нормализацию липидного обмена в организме путём восстановления нарушенных функции тех органов и систем, которые обеспечивают адекватную регуляцию метаболизма липидов в организме.

Настоящий обзор обобщает сведения, накопленные в литературе по данному вопросу.

Абстракт
Введение
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.
3. Трансплантация клеток костного мозга.
Заключение.
Литература
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.

По современным представлениям атеросклероз – это хроническая системная воспалительная реакция (СВР) организма, развивающаяся на фоне ДЛЕ и сопровождающаяся образованием одиночных или множественных очагов липидных отложений (атероматозных бляшек) на внутренней поверхности сосудов [64].

Полагают, что именно СВР способствует развитию ДЛЕ и запускает процесс атерогенеза [16,28]. В свою очередь алиментарные и наследственные ДЛЕ также индуцируют проявления синдрома системного воспалительного ответа и усугубляют тяжесть атеросклеротического поражения сосудов в организме [6,7,10,12,21].

В присутствии провоспалительных факторов, таких как окисленные ЛП (в особенности низкой и очень низкой плотности) [9,10,21], инфекционные агенты [17,28] и различные неспецифические стресс-факторы, в организме активируется макрофагально-моноцитарная (ММ) система и усиливается выработка провоспалительных цитокинов (интерлейкинов: IL-1, 6, фактора некроза опухоли: TNF-? и др.). Эти цитокины с одной стороны – вызывают в сосудистом эндотелии экспрессию молекул адгезии – ICAM-1, ICAM-2 (intracellular adhesion molecules), VCAM-1 (vascular cell adhesion molecules), селектины и др. и нарушают структуру эндотелиальной выстилки сосудов, а с другой вызывают экспрессию в гепатоцитах (Г) генов, ответственных за синтез в П острофазных белков (ОФБ). Участие П в острофазном процессе и следовательно в инициации и модуляции СВР организма [33,64], смещает в ней баланс биохимических механизмов, что вызывает прежде всего, нарушения липидного обмена, поскольку П играет центральную роль в регуляции этого вида обмена в организме.

Длительно поддерживаемая в организме активация ММ-системы из адаптивной постепенно превращается в повреждающую, при которой не только нарушается регуляция печенью липидного обмена, но и создаются условия для прогрессирования ДЛЕ и атеросклероза, а также для развития их осложнений [6,7,12].

При ДЛЕ и атеросклерозе клетками-мишенями (при СВР), являются прежде всего клетки П – гепатоциты, купферовские клетки (КК), эндотелиоциты, а также эндотелиальная выстилка сосудов [8,9], изменения в которых развиваются параллельно, постепенно прогрессируют, ведут к формированию хронического гепатита [9], а также к типичному повреждению сосудистой стенки атеросклеротическим процессом.

1.1 Липорегуляторные функции клеток печени в норме и при развитии ДЛЕ и атеросклероза.

В норме в печени синтезируется и метаболизируется большая часть ЛП, в том числе – очень низкой (ЛПОНП), низкой (ЛПНП) и высокой плотности (ЛПВП). Их липидный состав образуют – триглицериды (ТГ), фосфолипиды, эфиры ХС и свободный ХС. Белковый компонент ЛП представлен различными классами апобелков (апо). Биосинтез и распад липидов в организме контролируется П с помощью механизма обратной связи: избыточное поступление в П липидов тормозит их синтез, а недостаточное – усиливает. ХС, ТГ и другие липиды, после всасывания в кишечнике транспортируются к периферическим тканям и П с помощью хиломикрон (ХМ) и ЛП очень низкой плотности (ЛПОНП). Затем эти транспортные частицы расщепляются ЛП-липазой сосудистой стенки, а их остатки (ремнанты ХМ и ЛП промежуточной плотности - ЛППП) метаболизируются Г через рецепторный механизм. В норме около половины ЛПОНП (через ЛППП) в Г превращаются в ЛПНП, которые, являясь основной транспортной формой ХС, регулируют его обмен. Считается, что именно ЛПНП и в меньшей степени ЛПОНП являются основными атерогенными фракциями ЛП [7,10].

ЛПНП удаляются из кровотока путём рецептор-опосредованного эндоцитоза. Установлено [49], что 75% рецепторов к ЛПНП (ЛПНП-Р) находятся на мембране Г. Активными центрами ЛПНП-лиганда являются белки апоВ-100 и апоЕ. Г метаболизируют ЛПНП до ХС [7,11,21], который вместе с желчью поступает в кишечник и выводится из организма. При воздействии атерогенной диетой или при избыточном поступлении ХС с пищей, в Г усиливается синтез апоВ-100 и апо-Е, на мембранах Г возрастает количество ЛПНП-Р, а также увеличивается содержание ЛПНП в плазме. Этот механизм тормозит синтез ХС гепатоцитами [11,31,49,81] и поддерживает нормальный уровень липидемии. Было показано, что инкубация изолированных Г здоровых крыс с сывороткой человека, имеющего признаки ДЛЕ, приводит к снижению суммарной фракции ЛПНП и ЛПОНП. Гиполипидемический эффект не зависел от жизнеспособности Г, но зависел от их концентрации. Криоконсервация Г значительно снижала этот эффект, что возможно связано с повреждением ЛП-рецепторов на поверхности клеток [26].

Таким образом, основная функция Г в поддержании липидного гомеостаза заключается в синтезе апобелков и ЛП, их рецепторов, а также в регуляции их метаболического баланса. В условиях длительной ДЛЕ, а также действии других стрессорных факторов эти функции Г нарушаются или блокируются, чему в немалой степени способствует нарушение функционального состояния клеток ММ-ряда в организме и, прежде всего, в самой П.

При длительной ДЛЕ и длительно высокой концентрации ХС в плазме крови нарушается липорегуляторная функция клеток П. Прежде всего происходит ингибирование синтеза ЛПНП-Р на мембранах Г. При этом в Г возникает избыток внутриклеточного ХС, который блокирует активность гена, ответственного за синтез ЛПНП-Р [32,49]. Считается, что одним из пусковых моментов атеросклероза является блокада ЛПНП-Р и последующее нарушение выведения ХС из организма. В частности при блокаде апоВ-100 рецепторного эндоцитоза в крови накапливаются ЛПНП. В 95% это состояние является функциональным (обратимым) и, только у ~ 5% больных, имеет структурную основу [28]. Основу структурной блокады составляют генетические дефекты синтеза рецептора или апоВ-100.

Значение рецепторного механизма регуляции метаболизма ЛПНП демонстрирует исследование на трансгенных мышах с избыточной экспрессией человеческого ЛПНП-Р. При содержании этих животных на атерогенной диете не происходило повышения ЛПНП и ХС сыворотки и тем самым предотвращалось развитие атеросклероза. Избыток рецепторов на поверхности Г при этом сшелущивался в кровоток [81].

Показано, что рецепторы к ЛПНП находятся на поверхности не только Г, но и клеток ММ-ряда, в том числе и КК, с помощью которых регулируется альтернативный путь метаболизма избытка ЛПНП – через их окисление [7,10]. Оказалось, что избыток ЛПНП и ХС [10] при задержке их клиренса П начинает с помощью моноцитов, Мф, Г и сосудистого эндотелия преобразовываться в модифицированные частицы – м-ЛПНП. В результате м-ЛПНП в интиме сосуда запускают процесс атерогенеза [21,22,27], а Мф при этом превращаются в липоидные пенистые клетки с нарушенной функциональной активностью. Модифицированные ЛПНП распознаются специальными рецепторами, расположенными на поверхности Мф (“скавенжер”-рецепторы), эндотелиоцитов и гепатоцитов, но не апо-рецепторами, захватываются этими клетками, но не подвергаются в них дальнейшему окислению.

Существует ещё один альтернативный путь выведения ЛП и ХС из кровотока с участием апоЕ-белка., осуществляющего клиренс ремнантов ХМ. Этот белок входит в структуру главным образом ЛПОНП, около 90% его синтезируется Г, а остальная часть клетками ММ ряда [22,57,61]. АпоЕ транспортирует ремнанты ХМ в Г в “обход” ЛПНП-Р. При этом апоЕ взаимодействует с молекулами перлекана – компонентом базальной мембраны, расположенном между Г и эндотелиоцитами. Клиренс ремнантов ХМ зависит только от уровня экспрессии печёночного апоЕ [55]. У мышей с knockout по апоЕ-гену, при избыточном поступлении с пищей жиров и ХС или даже при обычной диете ускоренно развивается тяжёлый атеросклероз. Напротив, введение рекомбинантного апоЕ или сверхэкспрессия его гена у животных с моделью атеросклероза приводили к снижению ХС, атерогенных ЛП и регрессии атеросклеротических изменений [48,55,60].

ЛП высокой плотности (ЛПВП) – обладают антиатерогенным действием, транспортируя ХС от периферических клеток (в т.ч. и от интимы сосудов) к печени для его катаболизма [7,21]. Активным белком этого лиганда является апоА-I. Этот белок и рецепторы к нему синтезируюттся в Г [10,20,21]. Установлено, что у мышей с выключенным ЛПНП-Р и индуцированным атеросклерозом введение человеческого апоА-I приводило к значительной регрессии атеросклеротических изменений аорты [66]. Сверхэкспрессия человеческого апоА-I-гена у трансгенных кроликов, находящихся на атерогенной диете, повышала уровень ЛПВП вдвое и приводила к значительному регрессу атеросклеротических изменений аорты [44]. При развитии атеросклероза у человека снижается содержание ЛПВП, апоА-I в сыворотке и апоА-I в составе ЛПВП и нарушается их функция [13].

Таким образом, при развитии ДЛЕ и атеросклероза наступает нарушение кооперативного взаимодействия липорегуляторных функций клеток П. Нарушение же взаимодействия между этими клетками П является результатом развития дисфункции иммунорегуляторной системы, развивающейся в условиях стресса и прогрессирования СВР.

1.2 Дисфункция иммунорегуляторной системы как фактор развития ДЛЕ и атеросклероза.

Гомеостатическая функция иммунорегуляторной системы в организме осуществляется с помощью двух ветвей: системы мононуклеарных фагоцитов, образуемой клетками ММ-ряда, и системы лимфоидной ткани, образуемой различными популяциями лимфоцитов.

Клетки ММ-ряда осуществляют первую - воспалительную линию защиты организма. В ответ на воспалительную реакцию лимфоидная ткань запускает восстановительные процессы, осуществляемые с помощью двух важнейших функций лимфоцитов: иммунорегуляторной, обеспечивающей антителогенез, и морфорегуляторной, обеспечивающей постоянство численного состава клеток (паренхиматозных органов), их структурный и функциональный гомеостаз [2].

Очевидно, развивающаяся на фоне ДЛЕ и атеросклероза дисрегуляция иммуннорегуляторной системы с гиперсекрецией ОФБ, приводит к угнетению лимфоидной ткани и подавлению восстановительных процессов в повреждёной П и других органах. Это создаёт условия для преобладающего воздействия на них СВР, которые не будучи сбалансированы, выступают в роли фактора прогрессирования атеросклеротического процесса.

КК, представляя собой клетки ММ-ряда, и являясь ключевыми эффекторами воспаления в организме, оказывают в тоже время регуляторное воздействие на Г, модулируя их функциональную активность [18,19]. Эндотелиоциты П также вырабатывают медиаторы воспаления и иммунной защиты [1], участвуя таким образом в осуществлении эффекторных реакций П и всего организма.

Одной из таких реакций – является способность Г продуцировать ОФБ: С-реактивный белок (СРБ), сывороточный амилоид А, гаптоглобин и др., которым принадлежит важная роль в инициации и модулировании воспалительных и репаративных ответов организма [1]. Так, например, показано, что при содержании кроликов на ХС-диете уже на 4-7 дни параллельно с развитием гиперхолестеролемии происходило резкое увеличение концентрации СРБ в крови. При этом установлено, что острофазная реакция Г предшествует его жировой дистрофии [16].

Предполагается, что ОФБ не только манифестируют, но провоцируют развитие ДЛЕ и атеросклероза. Показано [15,25], что ОФБ блокируют апоВ-100 рецепторный эндоцитоз ЛПНП, легко и прочно связываются с ЛП и становятся физиологическими аналогами их апобелков. Так, например, СРБ может связать до 90% циркулирующих апоВ-ЛП [16,28].

Острофазная реакция П и циркуляция ОФБ в свою очередь ведут к активации и последующей дисрегуляции системы мононуклерных фагоцитов и системы лимфоидной ткани организма. Циркулирующие комплексы СРБ+ЛП, избыток ХС и ЛПНП и особенно М-ЛПНП, в условиях экспрессии молекул адгезии сосудистого эндотелия (VCAM), повреждают интиму сосуда, откладываются в ней (преимущественно в виде М-ЛПНП) [15,27] и становясь аутоантигенами, запускают местную -воспалительную и системную аутоиммунную реакции [15,17].

Активированные Мф, мигрирующие в сосудистую стенку, презентируют аутоантиген, активируют эндотелиоциты и начинают секретировать цитокины, ростовые факторы, кинины и другие медиаторы, привлекая в образующийся очаг воспаления клетки иммунной системы. Постоянная выработка цитокинов и факторов роста, на фоне продолжающегося отложения М-ЛПНП и ХС, приводят к пролиферации и миграции гладкомышечных клеток медии, повышенной секреции коллагена и развитию фиброза сосудистой стенки [15,17,21,22]. В конечном итоге формируется типичная атероматозная бляшка, которая относится к поздним атеросклеротическим изменениям.

При атеросклерозе обнаруживаются и системные иммунные сдвиги, обусловленные дисбалансом активности клеток лимфоидной ткани. Наблюдается снижение активности Т-супрессорного звена и активация В-звена иммунитета. In vitro отмечается двукратное снижение пролиферативного ответа лимфоцитов крови на митоген. То же самое наблюдается и при действии на них ЛПОНП больных атеросклерозом людей с ДЛЕ [4]. Однако, в Т-зависимых зонах селезёнки и лимфоузлов происходит активация лимфоцитогенеза (возрастает митотическая активность, увеличивается количество лимфобластов) [15], и это может указывать на блок оттока бластных клеток из органов иммуногенеза, т.е. на дисрегуляцию иммунных процессов в организме.

Всё вышеизложенное даёт нам право заключить, что атеросклероз – это хроническая СВР организма со специфическими локальными проявлениями на стенке сосудов. Локальные проявления атеросклероза развиваются на фоне ДЛЕ (выражающейся нарушением соотношения отдельных фракций ЛП и липидов) в условиях дисфункции П и иммунной системы и сопровождаются необязательным повышением концентраций ЛП и ХС в крови [14,15].

Абстракт
Введение
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.
3. Трансплантация клеток костного мозга.
Заключение.
Литература
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.

Ещё в 1987 г. Goldstein и Brown окончательно установили, что причиной семейной гиперхолестеролемии (СГХ) является дефект гена, ответственного за синтез апоВ-100 ЛПНП-рецептора на мембране Г. У больных гетерозигот количество рецепторов снижено на 50%, а уровень ЛПНП крови повышен вдвое, что сочетается с ускоренным развитием атеросклероза и ИБС с инфарктом миокарда уже в юном возрасте. Ранее предпринимались попытки трансплантации П таким детям, но отдалённые результаты оказались неутешительными [34].

Для разработки методов лечения была предложена специальная модель СГХ – кролики Ватанабе с наследственно дефектным геном синтеза ЛПНП-Р (апоВ-100). Модель оказалась очень удачной. При кормлении таких кроликов ХС у них ускоренно развивался атеросклероз с типичными атеросклеротическими изменениями аорты и ксантоматозными отложениями на лапах [38,39].

На кроликах - гомозиготах Ватанабе с выраженной гиперхолестеролемией и атеросклерозом впервые была предпринята попытка трансплантации Г для коррекции ДЛЕ. Свежевыделенные нормальные взрослые аллогенные Г вводили внутрипортально, в селезёнку или внутрибрюшинно. В брюшную полость перкутанно вводили Г на коллаген-покрытых микроносителях, для предотвращения их быстрой гибели. Наиболее эффективной оказалась внутрипортальная и внутрибрюшинная трансплантации Г [67,74,76], на фоне предварительного введения одной дозы циклоспорина А (CyA). Уровень ХС сыворотки у этих животных снизился на 50-60%. При внутрипортальном и внутрибрюшинном введении лечебный эффект сохранялся до 3 и 6 недель соответственно. Эффективность терапии прямо зависела от количества (дозы) вводимых Г. Исследователи отметили низкую иммуногенность клеточной терапии [76].

В другом исследовании аллогенные нормальные взрослые Г на микроносителях вводили внутрибрюшинно четырёхкратно в течение трёх недель также на фоне иммуносупрессии (СyА). Уже в период проведения курса трансплантации уровень ХС снижался в среднем на 50% и возвращался к норме к 8 неделе. Уровень ЛПНП снижался вдвое и устойчивый результат наблюдался в течение 18 недель после трансплантации [74].

Экспериментально была доказана и возможность трансплантации ксено Г. Кроликам Ватанабе внутрипортально вводили взрослые свиные Г под “прикрытием” CyA. ХС сыворотки у кроликов снижался на 30-60% в течение 3-8 недель после трансплантации. Снижение ЛПНП и ХС исследователи объясняют внедрением донорских Г в паренхиму П и устранением функционального блока ЛПНП-рецепторов. Иммуногистохимически было показано, что свиные клетки уже на второй день после трансплантации мигрировали в синусоиды и перипортальные области паренхимы П, и начинали синтезировать альбумин [51].

Параллельно с трансплантацией нормальных Г для лечения СГХ, было предложено вводить ген-модифицированные клетки. Генетические конструкции таких клеток как правило состояли из адено- или ретровирусного вектора, несущего ген человеческого ЛПНП-рецептора. Технология трансплантации трансфецированных Г была отработана на кроликах Ватанабе [41,62,77] и обезьянах [80], причём первоначально была предложена концепция использования только аутоклеток. Было установлено, что трансплантация ген-модифицированных Г приводит к снижению ХС в сыворотке на 30-50% в течение 4 месяцев [36]. Максимальный уровень трансфекции клеток in vitro достигал 70% [62,63]. Почти сразу был предложен клинический протокол генотерапии СГХ [80], и уже вскоре он был апробирован.

В клинике [63] у 5детей - гомозигот по СГХ был резецирован левый латеральный сегмент П, затем выделенные из него Г культивировали 48 ч. и затем в течение 24 ч. культуру трансфецировали ретровирусным вектором с геном ЛПНП-Р. Такие клетки одно- или двукратно реинфузировали через внутрипортальный катетер, установленный во время операции. Через 3 дня после операции был отмечен стабильный гиполипидемический эффект. Об отдалённых результатах в исследовании не сообщается [63].

Между тем, единая стратегия генотерапии СГХ остаётся до сих пор не выработаной. Исследователи отмечают низкую выживаемость Г (1-5%), которая хотя и достаточна для метаболической коррекции, но в сроках не более 4 месяцев [41,62,63,77]. Полагают, что для получения нужного количества аутоклеток необходимо резецировать значительную часть П, и добиваться высокой трансфекции Г в культуре. Внутрипортальное введение трансфецированных Г хотя и принято считать оптимальным, однако катетер не следует оставлять на длительный срок, т.к. при этом высок риск его тромбоза и инфицирования [63]. Кроме того, при проведении генотерапии остаются нерешёнными такие проблемы как: возможность иммунного ответа на частицы вирусного вектора, определение сроков достижения устойчивой экспрессии ЛПНП-Р-гена, предотвращение быстрой гибель трансплантированных клеток и т.д. [77,79,80].

На другой модели атеросклероза, выполненной на мышах с выключенным апоЕ-геном, проводили коррекцию липидного обмена трансплантацией взрослых аллогенных Г с усиленной экспрессией апоЕ-гена. Было установлено, что трансфекция апоЕ-гена в Г повышала концентрацию апоЕ-белка до 30% от нормального уровня, что было достаточным для нормализации ХС в сыворотке и регрессии атеросклеротических изменений в сосудах. Срок наблюдения в этих экспериментах составил 8 недель после трансплантации Г и уровень репопуляции П в них достиг 16% [59].

Концепция коррекции ДЛЕ и атеросклероза путём трансплантации Г нашла продолжение в исследованиях отечественных авторов. Было предложено вводить аллогенные фетальные Г при возрастном ненаследственном атеросклерозе и ИБС [14,25]. Основными преимуществами использования фетальных клеток авторы считали: доступность, неинвазивность, низкая иммуногенность, возможность подбора дозы и управления процессом терапии, высокий пролиферативный и метаболический потенциал клеток, их органотропность и т.д. [14,22]. Было показано также, что на поверхности фетальных Г человека экспрессируются ЛПВП-рецепторы [3].

Подкожное введение эмбриональной ткани П человека (от плодов 8-12 нед.) кроликам, находящимся на атерогенной диете, приводило к достоверному снижению липидной инфильтрации Г, а также к увеличению площади и количества капилляров в П и сердце. Уменьшалось число атеросклеротически поражённых коронарных артерий и регрессировал липоидоз аорты. Кроме того при отмене ХС-диеты на фоне терапии происходил более быстрый регресс атеросклеротических изменений [25]. Внутримышечная ксенотрансплантация фетальной ткани П человека мышам приводила к стимуляции митогенеза красного костного мозга у реципиентов в 3 раза, а так же к активации системы мононуклеарных фагоцитов, что проявлялось резким увеличением количества КК в П [23].

В клинике этот метод был апробирован в Иркутском центре Реконструктивной и восстановительной хирургии ВСНЦ СО РАМН [5] и Курском региональном центре клеточной трансплантации на больных коронарным атеросклерозом. Аллогенные фетогепатоциты вводились подкожно или внутрипортально. Было отмечено, что эффективность терапии проявлялась с 21 дня, на что указывало большинство пациентов. Наблюдалось значительное снижение числа и интенсивности ангинозных приступов, значительное уменьшение дозы применяемых антиангинальных препаратов. Улучшение функции П проявлялось в нормализации следующих исходно ненормальных показателей: концентрация альбумина повысилась на 9-16%, концентрации АСТ и АЛТ снизились на 28% и 22% соответственно, повышение желчегенеза, повышение уровня биотрансформации ксенобиотиков (увеличение клиренса антипирина на 32-53%) [12,14]. Уровень общего ХС при этом снижался на 7.1%, ХС (ЛПНП) - на 7% от исходного уровня [5].

Кроме клеток фетальной П использовались [14] клетки фетального сердца и плаценты. При этом липидная формула крови так же восстанавливалась до нормы через 1.5-3 месяца после трансплантации. Было установлено снижение ТГ и ХС в составе ЛПОНП, а затем (через 1.5 месяца) снижение общего ХС и ХС в составе ЛПНП и нарастание ХС в ЛПВП. Клеточная терапия атеросклероза оказалась более эффективной, чем лечение медикаментозными препаратами - статинами и эфферентными методами, причём эффект от 1-2 введений клеток был пролонгирован и сохранялся до 6-12 месяцев. Метод клеточной терапии фетальными клетками был предложен и для вторичной профилактики коронарного атеросклероза, в частности после шунтирующих операций [14].

Абстракт
Введение
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.
3. Трансплантация клеток костного мозга.
Заключение.
Литература
3. Трансплантация клеток костного мозга.

В последние 10-15 лет были накоплены данные неопровержимо свидетельствующие об участии клеток моноцитарно-макрофагального ряда в регуляции липидного обмена. В частности было установлено, что эти клетки продуцируют апоЕ-белки и ЛП-липазу, имеют на своей поверхности ЛПНП-рецепторы и «скавенжер»-рецепторы для захвата м-ЛПНП [10,37,38,57,58,73]. Показано, что стимуляция клеток ММ-ряда зимозаном (бактериальный липополисахарид) вызывает у крыс с алиментарно-индуцированным атеросклерозом повышение липид-регулирующей активности Г. Это выражалось в значительном снижении ХС в ЛПНП и ЛПОНП сыворотки, ХС в Г и в стенке артерий. Указанных эффектов не наблюдалось у крыс не получавших зимозан. В опытах in vitro также было показано, что стимуляция КК зимозаном или ацетилированными ЛПНП приводит к модуляции активности Г и увеличению ими продукции ЛПВП-рецепторов [40]. Модулирующие влияния активированных КК на выработку ЛП-рецепторов в Г подтверждено и работами отечественных учёных. Установлено, что стимуляция КК продигиозаном стимулирует связывание гепатоцитами ЛПВП в 2 раза и не влияет на связывание ЛПНП [29].

Данные последних лет убедительно показывают, что дисрегуляция клеток ММ-ряда, а также дисфункция иммунной системы при ДЛЕ и атеросклерозе ответственны за развитие СВР и снижение резервов регенерации в организме. О значении дисфункции иммунорегуляторной системы при атеросклерозе свидетельствуют опыты с введением человеческого рекомбинантного Мф-колониестимулирующего фактора (МФ-КСФ) кроликам Ватанабе с моделью СГХ. Введение МФ-КСФ приводило к снижению ХС на 45% и к регрессу атеросклеротических изменений в сосудах в течение 2 недель. Затем действие препарата блокировалось выработкой к нему антител, вследствие значительного повышения концентрации этого фактора в крови [43].

Эти данные свидетельствовали о необходимости использования в терапии атеросклероза трансплантации клеток с высоким регенерационным потенциалом, способных активировать обновление соматических клеток, обладающих иммунорегуляторным действием, без проявления выраженной реакции отторжения этих клеток. Такими свойствами наделены клетки красного костного мозга (КМ), содержащие популяцию стволовых клеток с мощным потенциалом обновления клеток ММ-ряда и клеток иммунной (лимфоидной) системы. Поэтому было предложено использовать метод трансплантации клеток костного мозга (ТКМ) при атеросклерозе. Это направление активно разрабатывается в последние 5 лет. Эксперименты с ТКМ подтвердили некоторые предположения и позволили получить новые данные об участии ММ-клеток в липидном обмене.

Для исследования эффективности ТКМ были созданы специальные мышиные модели атеросклероза. Техникой knockout у мыши выключались гены, ответственные за синтез апоЕ или ЛПНП-рецептора. В результате у таких животных развивались ДЛЕ и тяжёлый атеросклероз [38,46]. АпоЕ-дефицитные мыши могли служить весьма точной моделью ДЛЕ III типа человека, которая представляет собой наследственное заболевание и связана с мутацией апоЕ-гена. Оказалось, что трансплантация сингенных или аллогенных нормальных клеток КМ апоЕ-дефицитным и облученным мышам приводила к появлению у мышей-реципиентов (с отсутствием апоЕ в крови) 10-15% апоЕ-белка в крови от нормального уровня. Этого количества апоЕ было достаточно, чтобы вызвать нормализацию ХС, ЛП и регресс атеросклеротических изменений [38,45,57,58,72,75]. При этом м-РНК апоЕ донорских Мф регистрировалась в селезёнке, лёгких, почках и тонкой кишке [57], что говорит о высокой миграционной способности клеток КМ.

При исследовании роли макрофагального апоЕ в предотвращении ДЛЕ было установлено, что выработка апоЕ происходит локально в области повреждения сосудистой стенки резидентными Мф и стимулируется атерогенной диетой [36].

Показано, что трансплантация аллогенного КМ апоЕ-дефицитным мышам снижает ХС в сыворотке на 87% и уменьшает атеросклеротические повреждения аорты в 23 раза. Такая аллогенная пересадка была более эффективна, чем ТКМ с человеческими апо(Е2, Е3-Лейден)-белками, которые снижали ХС лишь на 48% и 35% соответственно и практически не влияли на регресс атеросклероза. Но в отдалённые сроки (через 4 месяца) апоЕ3-Лейден значительно снижал концентрацию ХС [70].

Трансплантация нормального КМ ЛПНП-Р-дефицитным мышам на фоне атерогенной диеты и гиперхолестеролемии никак не влияла на атеросклеротические изменения сосудов [37,46]. У нормальных мышей с трансплантированным ЛПНП-Р-дефицитным КМ на фоне избытка ЛПОНП атеросклеротических повреждений аорты стало на 63% меньше [56].

Таким образом, было доказано, что лечебный эффект ТКМ при атеросклерозе связан, в основном, с увеличением концентрации апоЕ в крови, за счёт продукции его клетоками ММ-ряда.

Проведён ряд экспериментов по трансплантации генетически изменённого КМ. Нормолипидемическим облучённым мышам вводили КМ от апоЕ-дефицитных мышей. Существенной разницы в концентрациях апоЕ, ХС и ТГ первоначально не наблюдалось. Но через 2 месяца ХС-диеты область атеросклеротических изменений в сосудах у таких мышей была в 4 раза больше по сравнению с контролем [71]. В другом исследовании ЛПНП-Р-дефицитным облучённым мышам трансплантировали аллогенный КМ с сверхэкспрессией гена человеческого “скавенжер”-рецептора А. Такая трансплантации увеличила концентрацию ХС на 15-25%, особенно в ЛПОНП, но не имела никакого эффекта на динамику атеросклеротических повреждений, несмотря на избыточную активность рецептора in vitro [54]. Нормальным, облучённым мышам производили ТКМ от ЛПНП-Р-дефицитных мышей. Через 3 месяца содержания на атерогенной диете не отмечалось никакой разницы в концентрациях ХС, ТГ и ЛП по сравнению с контролем, но число пенистых клеток и площадь повреждений аорты у таких мышей были меньше [53].

В связи с успешными экспериментами и теоретической обоснованностью метода ТКМ при атеросклерозе, в настоящее время, в США начаты клинические испытания этого метода.

Таким образом, исследования с ТКМ при атеросклерозе показывают, что основное значение клеток ММ ряда в липидном обмене заключается в коррекции гиперхолестеролемии через синтез ими апоЕ. Кроме того, эти клетки начинают играть ключевую роль в формировании атеросклеротических изменений стенки сосуда, в условиях развития СВР.

Абстракт
Введение
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.
3. Трансплантация клеток костного мозга.
Заключение.
Литература
Заключение.

Клеточная терапия является новым перспективным направлением лечения ДЛЕ и атеросклероза, хотя и требует дальнейшего усовершенствования для внедрения в клиническую практику.

Наиболее обоснованными являются проекты клеточной и генной терапии наследственных форм атеросклероза (СГХ, ДЛЕ-III типа). При этом основным механизмом лечебного воздействия трансплантированных клеток является восстановление ЛПНП-рецепции Г и усиление клиренса ХС через апоЕ – механизм.

При СГХ осуществляют трансплантацию ген-модифицированных ауто Г, которая может служить хорошей альтернативой пересадке печени. При ненаследственном атеросклерозе и ИБС осуществляют трансплантацию фетальных клеток П, сердца и плаценты.

Использование фетальных клеток существенно повышает эффективность клеточной терапии по сравнению с медикаментозными и эфферентными методами лечения ИБС, ДЛЕ и атеросклероза. Клинический эффект объясняют органотропностью Г, способностью их тканеспецифично заселять П, нормализовать метаболизм ЛПОНП, ЛПНП и ХС повреждённых клеток, а также способствовать восстанавлению нормальной рецепции ЛП на поверхности Г. Другой возможный механизм действия фетальных клеток – неспецифический. Введёные клетки, будучи мало дифференцироваными, с помощью биологически активных веществ активизируют собственные эндогенные механизмы регуляции восстановительных процессов в «ущербных» органах, путём регуляции дифференцировки клеток ММ-ряда и лимфоцитов [14] и выделения ими собственных (эндогенных) регуляторных пептидов. Регуляторные свойства донорских фетальных клеток могут быть воспроизведены клетками КМ, в популяции которых присутствуют слабодифференцированные плюрипотентные клетки.

Регулирующее воздействие клеток КМ при трансплантации, может осуществляться различными путями. Они могут непосредственно влиять на обмен ХС и ЛП в Г путём образования ими апоЕ и ЛП-липазы или через восстановление ЛП-рецепции Г. Клетки КМ способны также усиливать синтез перлекана в интерстиции П и тем самым усиливать клиренс атерогенных ЛП через апоЕ-рецепторный механизм активации Мф [22]. Кроме того клетки КМ могут модулировать функции Г, опосредованно через клетки ММ-ряда, в том числе через КК или эндотелиоциты.

В последнее время получены данные о возможной дифференцировке клеток КМ в зрелые Г, как у животных так и у человека [68,69]. Возможно, что в будущем результаты этих экспериментов позволят избавиться от проблемы гистонесовместимости при клеточной трансплантации.

Кроме Г и клеток КМ для усиления ангиопротекторного эффекта в последнее время было предложено использовать трансгенные по апоЕ эндотелиоциты сосудов. Первые эксперименты прошли успешно [42].

В клеточной терапии атеросклероза остаётся много нерешённых проблем, которые требуют изучения для обоснования целесообразности применения метода в широкой клинической практике.

Абстракт
Введение
1. К патогенезу дислипидемий и атеросклероза.
2. Трансплантация гепатоцитов и фетальных тканей.
3. Трансплантация клеток костного мозга.
Заключение.
Литература
Литература

Арцимович НГ, Ломакин МС, Казанский ДБ и соавт. Биологически активные молекулы, ассоциированные с клетками печени. Успехи Совр Биол 1991; 111; 6: 932-947
Бабаева АГ Единство и противоположность цитогенетической активности лимфоцитов и их антителообразующей функции при востановительных процессах в органах. БЭБМ 1999; 11: 484-490
Бочаров АВ, Вишнякова ТГ, Тусеева АН и соавт. Характеристика ЛПВП-связывающих белков на поверхности гепатоцитов плодов человека. Ангиол Сос Хир 1999; 5 (прил.): 27-39
Васильченко ЕМ Участие липопротеидов атерогенных классов в формировании нарушений функциональной активности лимфоцитов периферической крови больных хронической ишемической болезнью сердца и атеросклерозом. Автореф. дис…канд. мед. наук, Новосибирск, 1989, 22 с.
Голдобина АВ, Колесникова ЛИ, Никифоров СБ и соавт. Сравнительная оценка антиоксидантного препарата диквертина и комплекса фетальных тканей при лечении больных коронарным атеросклерозом. БЭБМ 1998; прил. 1: 165
Дибров АД, Петухов ВА, Сон ДА, Брюшков АЮ Морфофункциональные изменения органов гепатопанкреатобилиарной системы при экспериментальной дислипидемии. БЭБМ 2000; 130; 7: 45-51
Доборджгинидзе ЛМ, Грацианский НА Дислипидемии: липиды и липопротеины, метаболизм и участие в атерогенезе. РМЖ 2000; 8; 7:
Клименко ЕД Гиперлипопротеидогенная микроангиопатия в генезе органной патологии и патогенетические подходы к её коррекции. Автореф. дис…док. мед. наук. М., 1994
Клименко ЕД, Поздняков ОМ Роль дислипопротеидемии в генезе хронического гепатита. БЭБМ 1992; 114; 10: 437-438
Климов АН, Никульчева НГ Липиды, липопротеиды и атеросклероз СПб, "Питер" 1995, 298 с.
Косых ВА, Подрез ЕА, Новиков ДК и соавт. Первичная культура гепатоцитов – модель для изучения метаболизма липопротеинов в печени человека. В сб. Атеросклероз человека., М., “Наука”; 1989; 71-90
Кузнецова ЭЭ, Никифоров СБ, Кузнецов НП и соавт. Функциональное состояние печени у больных коронарным атеросклерозом после проведения трансплантации комплекса фетальных тканей. БЭБМ 1998; прил. 1: 154-155
Курданов ХА, Хашимов ХА. Коронартый атеросклероз и липопротеиды высокой плотности плазмы крови. В сб. Атеросклероз человека., М., “Наука”; 1989; 204-230
Курильская ТЕ Патогенетическое обоснование фетальной терапии в профилактике и комплексном лечении ишемической болезни сердца. Автореф. дис…док. мед. наук, Иркутск, 1999, 35с.
Нагорнев ВА Атеросклероз и иммунное воспаление. БЭБМ 1996; 122; 7; 4-8
Нагорнев ВА, Назаров ПГ, Полевщиков АВ и соавт. Атерогенез и реакция “острой фазы” печени. Арх Пат 1998; 6: 67-74
Нагорнев ВА, Яковлева ОА, Мальцева СВ Атерогенез как отражение развития иммунного воспаления в сосудистой стенке. ВестРАМН 2000; 10: 45-50
Панин ЛЕ, Соколова МВ, Усынин ИФ Роль мононуклеарной фагоцитирующей системы в регуляции биосинтеза белка в переживающих срезах печени и гепатоцитах былых крыс. БЭБМ 1991; 1: 108-109
Плющ ИВ, Цырендоржиев ДД, Зубахин АА и соавт. Флогогенная и гемопоэзстимулирующая активность макрофагов печени и лёгких при регенерации печени. БЭБМ 1996; 11: 494-498
Репин ВС Современные молекулярно-клеточные основы липопротеидной теории атеросклероза. М., “ВНИИМИ”, 1987, 69 с
Репин ВС, Смирнов ВН Фундаментальные науки против атеросклероза. М., "Союзмединформ" 1989, 71 с.
Репин ВС, Сухих ГТ Медицинская клеточная биология. М, 1998
Рябчиков ОП, Шмелёва СП, Хлыстова ЗС и соавт. Цитологическая характеристика красного костного мозга мышей линии BALB/c после имплантации фетальных тканей человека. БЭБМ 2000; 3: 340-343
Савельев ВС, Яблоков ЕГ, Петухов ВА Липидный дистресс-синдром в хирургии. БЭБМ 1999; 6: 604-611
Стрекаловский ДВ, Никифоров СБ, Гольдберг ОА и соавт. Влияние трансплантации фетальной ткани печени на морфологические изменения при экспериментальном атеросклерозе. БЭБМ 1998; прил. 1: 134-137
Сукач ОМ, Лебединський ОС Iзольованi гепатоцити як засiб для зниження концентрацii атерогенних фракцiй лiпопротеiнiв у сироватцi кровi людини. Трансплантологiя (укр.) 2000; 1; 1: 281-283
Тертов ВВ Множественно-модифицированные липопротеиды низкой плотности, циркулирующие в крови человека. Ангиол и Сос Хир 1999; 5(прил.): 218-239
Титов ВН Общность атеросклероза и воспаления: специфичность атеросклероза как воспалительного процесса. Рос Кардиол Ж 1999; 5: 48-56
Усынин ИФ, Панин ЛЕ, Трубицына ОМ и соавт. Влияние стимуляции системы мононуклеарных фагоцитов на связывание липопротеинов высокой и низкой плотности гепатоцитами, купферовскими и эндотелиальными клетками печени крыс. БЭБМ 1993; 10: 384-386
Чебышев АН Изучение длительного применения афереза липопротеидов низкой плотности на состояние больных тяжёлыми формами наследственной гиперхолестеринемии. Автореф. дис…канд. мед. наук 2000, 27с.
Abraham R, Kumar NS, Kumar GS et al. Synthesis and secretion of apo B containing lipoproteins by primary cultures of hepatocytes isolated from rats fed atherogenic diet. Atherosclerosis 1993;100; 1: 75-83
Beisiegel U. Lipoprotein metabolism. Eur Heart J 1998; 19 (suppl A): A20-A23
Bhakdi S et al Complement activation and atherogenesis. Binding of CRP to degraded, nonoxidised LDL enchances complement activation. Arterioscler Thromb Vasc Biol 1999; 19: 2348-2354
Bilheimer DW, Goldstein JL, Grundy SM, Starzl TE Liver transplantation to provide low density lipoprotem receptors and lower plasma cholesterol in a child with homo-zygous familial hypercholesterolemia. N Engl J Med 1984; 311: 1658-1664
Boisvert WA, Black AS, Curtiss LK ApoA1 reduces free cholesterol accumulation in atherosclerotic lesions of ApoE-deficient mice transplanted with ApoE-expressing macrophages. Arterioscler Thromb Vasc Biol 1999;19; 3: 525-530
Boisvert WA, Curtiss LK Elimination of macrophage-specific apolipoprotein E reduces diet-induced atherosclerosis in C57BL/6J male mice. J Lipid Res 1999; 40; 5: 806-813
Boisvert WA, Spangenberg J, Curtiss LK Role of leukocyte-specific LDL receptors on plasma lipoprotein cholesterol and atherosclerosis in mice. Arterioscler Thromb Vasc Biol 1997; 17; 2: 340-347
Boisvert WA, Spangenberg J, Curtiss LK Treatment of severe hypercholesterolemia in apolipoprotein E-deficient mice by bone marrow transplantation. J Clin Invest 1995; 96; 2: 1118-1124
Buja LM, Kita T, Goldstein JL et al. Cellular pathology of progressive atherosclerosis in the WHHL rabbit. An animal model of familial hypercholesterolemia. Arteriosclerosis 1983; 3; 1: 87-101
Cai HJ, He ZG, Ding YN Effects of monocyte macrophages stimulation on hepatic lipoprotein receptors. Biochim Biophys Acta 1988; 958; 3 : 334-342
Chowdhury RJ, Grossman M, Gupta S, et al. Long-term improvement of hypercholesterolemia after ex vivo gene therapy in LDLR-deficient rabbits. Science 1991; 254: 1802-1805
Cioffi L, Sturtz FG, Wittmer S et al. A novel endothelial cell-based gene therapy platform for the in vivo delivery of apolipoprotein E. Gene Ther 1999; 6; 6: 1153-1159
Clinton SK, Schaub RG, Bree MP et al. Recombinant human macrophage colony-stimulating factor reduces plasma cholesterol and carrageenan granuloma foam cell formation in Watanabe heritable hyperlipidemic rabbits. Arterioscler Thromb 1994; 14: 70-76
Duverger N, Kruth H, Emmanuel F et al. Inhibition of atherosclerosis development in cholesterol-fed human apolipoprotein A-I-transgenic rabbits. Circulation 1996; 94; 4: 713-717
Fazio S, Babaev VR, Murray AB et al. Increased atherosclerosis in mice reconstituted with apolipoprotein E null macrophages. Proc Natl Acad Sci USA 1997; 94: 4647-4652
Fazio S, Hasty AH, Carter KJ et al. Leukocyte low density lipoprotein receptor (LDL-R) does not contribute to LDL clearance in vivo: bone marrow transplantation studies in the mouse. J Lipid Res 1997; 38: 391-400
Fazio S, Linton F, Hasty AH, Swift L Recycling of apolipoprotein E in mouse liver. J Biol Chem 1997; 274; 12: 8247-8253
Fazio S, Sanan DA, Lee YL et al. Susceptibility to diet-induced atherosclerosis in transgenic mice expressing a dysfunctional human apolipoprotein E(Arg 112,Cys142) Arterioscler Thromb 1994; 14: 1873-1879
Goldstein JL, Brown MS Regulation of low-density lipoprotein receptors: implications for pathogenesis and therapy of hypercholesterolemia and atherosclerosis. Circulation 1987; 76; 3: 504- 507
Grossman M, Raper SE, Kozarsky K, et al. Successful ex vivo gene therapy directed to liver in a patient with familial hypercholesterolemia. Nat Genet 1994; 6: 335-341
Gunsalus JR, Brady DA, Coulters M et al. Reduction of serum cholesterol in watanabe rabbits by xenogeneic hepatocellular transplantation. Nat Med 1997; 3; 1: 48-53
Herijgers N, Eck MV, Groot PH et al. Effect of bone marrow transplantation on lipoprotein metabolism and atherosclerosis in LDL receptor–knockout mice. Arterioscler Thromb and Vasc Biol 1997; 17:1995-2003.
Herijgers N, Eck MV, Groot PH et al. Low density lipoprotein receptor of macrophages facilitates atherosclerotic lesion formation in C57Bl/6 mice. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2000; 20; 8: 1961-1967
Herijgers N, Winther MP, Van Eck M Effect of human scavenger receptor class a overexpression in bone marrow-derived cells on lipoprotein metabolism and atherosclerosis in low density lipoprotein receptor knockout mice. J Lipid Res 2000; 41: 1402-1409
Linton F, Hasty AH, Babaev RV, Fazio S Hepatic apoE expression is required for remnant lipoprotein clearance in the absence of the low density lipoprotein receptor. J Clin Invest 1998; 101; 8: 1726-1736
Linton MF, Babaev RV, Gleaves LA et al. A direct role for the macrophage low density lipoprotein receptor in atherosclerotic lesion formation. J Biol Chem 1999; 274; 27: 19204-19210
Linton MF, Atkinson JB, Fazio S Prevention of atherosclerosis in apolipoprotein E- deficient mice by bone marrow transplantation. Science 1995; 276; 5200: 1034-1037
Linton MF, Fazio S Macrophages, lipoprotein metabolism, and atherosclerosis: insights from murine bone marrow transplantation studies. Curr Opin Lipidol 1999; 10; 2: 97-105
Mitchell C, Mignon A, Guidotti JE et al. Therapeutic liver repopulation in a mouse model of hypercholesterolemia. Hum Mol Genet 2000; 9; 11: 1597-1602
Mortimer BC, Redgrave TG, Spangler EA et al. Effect of human apoE4 on the clearance of chylomicron-like lipid emulsions and atherogenesis in transgenic mice. Arterioscler and Thromb 1994; 14: 1542-1552
Oram J, Yokoyama S Apolipoprotein-mediated removal of cellular cholesterol and phosphlipids. JLipid Res 1996; 37: 2473-2421
Raper SE Hepatocyte transplantation and gene therapy. Clin Transplant 1995; 9: 249 254
Raper SE, Grossman M, Rader DJ et al. Safety and feasibility of liver-directed ex vivo gene therapy for homozygous familial hypercholesterolemia. Ann Surg 1996; 223; 2: 116-126
Ross R Atherosclerosis – an inflammatory disease. N Engl J Med 1999; 340: 115-121
Schaub RG, Bree MP, Hayes LL et al. Recombinant human macrophage colony-stimulating factor reduces plasma cholesterol and carrageenan granuloma foam cell formation in Watanabe heritable hyperlipidemic rabbits. Arterioscler Thromb 1994; 14: 70-76
Tangirala RK, Tsukamoto K, Chun SH et al. Regression of atherosclerosis induced by liver-directed gene transfer of apolipoprotein A-I in mice. Circ 1999; 100: 1816-1822
Tejera ML et al. Reduction of cholesterol levels following liver cell grafting in hyperlipidemic (WHHL) rabbits. Transplant Proc 1992; 24: 160-161
Theise ND, Badve S, Saxena R et al. Derivation of hepatocytes from bone marrow cells in mice after radiation-induced myeloablation. Hepatol 2000; 31: 235-240
Theise ND, Nimmakayaki M, Gardner R et al. Liver from bone marrow humans. Hepatol 2000; 32: 11-16
Van Eck M, Herijgers N, Van Dijk KW et al. Effect of macrophage-derived mouse ApoE, human ApoE3-Leiden, and human ApoE2 (Arg158-->Cys) on cholesterol levels and atherosclerosis in ApoE-deficient mice. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2000; 20; 1: 119-127
Van Eck M, Herijgers N, Vidgeon-Hart M et al. Accelerated atherosclerosis in C57Bl/6 mice transplanted with ApoE-deficient bone marrow. Atherosclerosis 2000; 150; 1: 71-80
Van Eck M, Herijgers N, Yates J et al. Bone marrow transplantation in apolipoproteinE–deficient mice. Arterioscler Thromb and Vasc Biol 1997; 17: 3117-3126
Van Eck M, Zimmermann R, Groot PH et al. Role of macrophage-derived lipoprotein lipase in lipoprotein metabolism and atherosclerosis. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2000; 20; 9: E53-62
Wang J, Pollak R, Bartholomew A. Sustained reductionof serum cholesterol levels following allotransplantation of parenchymal hepatocytes in Watanabe rabbits. Transplant Proc 1991; 23;1: 894-895
Weibin Shi, Xuping Wang, NJ Wang et al. Effect of Macrophage-Derived Apolipoprotein E on Established Atherosclerosis in Apolipoprotein E–Deficient Mice. Arterioscler Thromb and Vasc Biol 2000;20: 2261
Wiederkehr JC, Kondos GT, Pollak R Hepatocyte transplantation for the low-density lipoprotein receptor-deficient state. A study in the Watanabe rabbit. Transplantation 1990; 50; 3: 466-71
Wilson JM, Chowdhury RN, Grossman M, et al. Temporary amelioration of hyperlipidemia in low density lipo-protein receptor-deficient rabbits transplanted with genetically modified hepatocytes. Proc Natl Acad Sci USA 1990; 87: 8437-8441
Wilson JM, Chowdhury RN, Grossman M, et al. Transplantation of allogeneic hepatocytes into LDL-receptor deficient rabbits leads to trainsien improvement in hypercholesterolemia. Clin Biotechnol 1991; 3: 21-26
Wilson JM, Grossman M Therapeutic strategies for familial hypercholesterolemia based on somatic gene transfer. Am J Cardiol 1993; 72: 59D-63D
Wilson JM, Grossman M, Raper SE, et al Clinical protocol ex vivo gene therapy of familial hypercholesterolemia. Hum Gene Ther 1992; 3; 179-222
Yokode M, Hammer RE, Ishibashi S et al. Diet-induced hypercholesterolemia in mice: prevention by overexpression of LDL receptors. Science 1990; 250: 1273-1275

Наверх страницы